Смерть Жанны Фриске спровоцировала сразу несколько громких скандалов. Певица, чье имя никогда раньше не мелькало в скандальных новостях, после смерти регулярно упоминалась в громких некрасивых историях.

Родные Жанны не смогли найти общий язык с ее гражданским мужем Дмитрием Шепелевым, из-за чего в адрес телеведущего на протяжении полутора лет шел непрекращающийся поток обвинений и оскорблений от отца певицы. Владимир Копылов стал героем десятков телешоу, на которых не уставал обвинять несостоявшегося зятя в смерти старшей дочери. Причем мужчина даже готов был доказывать, что своего единственного сына Жанна Фриске родила не от Дмитрия Шепелева…

Несколько остудили пыл Владимира Борисовича претензии «Русфонда». Благотворительная организация, собиравшая деньги на лечение умирающей певицы, не получила от семьи Жанны отчетов на сумму более 21 миллиона рублей. «Русфонд» был вынужден обратиться в прокуратуру и суд, чтобы выяснить судьбу этих денег.

Читать также:  Наталья Ионова в «голом платье» вызвала критику поклонников

Жанне Фриске вызывали «скорую» за 25 тысяч рублей

Долгое время родные Жанны Фриске отказывались предоставить документы, подтверждающие целевое использование благотворительных средств «Русфонда». После того как суд вынес решение описать имущество семьи, чтобы таким образом обеспечить возврат денег, если не будет подтверждено документально их использование на лечение певицы, адвокаты родственников Жанны предоставили чеки.

Журналистов удивили некоторые суммы указанные в документах. Так, оплата услуг сиделки составила 10 тысяч рублей, а вызов скорой помощи обошелся в 25 тысяч. 

Читать также:  Через два месяца после рождения сына Ксения Собчак превратилась в супермаму

Владимир Фриске, комментируя документы, которые он предоставил в суд, сообщил, что во время болезни Жанны никто не придавал значения бумагам:

Мы предоставили в суде все чеки, которые смогли найти, но если бы знали, что придётся вот так отчитываться, то сохранили бы их больше. Понимаете, во время болезни Жанны, было как-то не до этого

Также отец Жанны Фриске добавил, что сомневается в подлинности подписи его дочери под документами «Русфонда», поскольку на тот момент певица не осознавала, что с ней происходит и где она находится.